150671

Вадатурский: иностранцев в Украине любят, защищают, лоббируют и протекционируют больше, чем своих

Верховная Рада проголосовала за отмену возмещения налога на добавленную стоимость (НДС) при экспорте сои, рапса и подсолнечника с 1 марта 2018 года. Позже на подсолнечник возмещения НДС оставили, для сои отменили возвращение с 1 сентября 2018 года, а для рапса с 2020. Как законодательные изменения влияют на прибыль предприятия?

Моя позиция как совладельца и генерального директора компании: при любой политической ситуации и любом законодательстве "Нибулон" был, есть и будет. Мы продолжим развитие, будем идти вперед и останемся лидером на рынке зерна.

При предыдущей власти мы уже переживали попытки снять нас с рынка, или вообще стереть с лица земли, путем введения квотирования и лицензирования на экспорт сельскохозяйственных продукции, некого ручного управления аграрным сектором. И когда мы первые подавали заявки на получение лицензии и квот, нам не предоставлялись эти квоты и лицензии. Или ставились условия: плати. А для людей они создавали "красивую картинку" - восхваляли Вадатурского и рассказывали инвесторам, что "Нибулон" - национальная компания, которая мощно развивается и т.п.

Два года назад мы пережили ситуацию, при которой не возмещался НДС на рынке зерна. Я тогда говорил, что слава Богу, что коррумпированный налог отменен для экспортеров. Также я подчеркивал, что это шаг к детенизации зернового рынка. Тогда мы спокойно называли цену, спокойно работали с товаропроизводителями. После этого вернули возмещение НДС, потому что это общепринятая мировая практика.

Сегодня снова ситуация кулуарных решений: давать НДС или не давать. Суть проблемы в том, что в ВР должностные лица комитетов занимаются манипуляциями.

Эта поправка "прошла" из-за того, что народных депутатов просто обманули. Они проголосовали за бюджет в целом, им просто назвали номер законопроекта, и все. Без обсуждения, без освещения, без согласования и учета мнения аграрного сектора в целом. Это сделано в темную. Высший пилотаж обмана тех людей, которые выращивают сельхозпродукцию. И сделано в угоду переработчикам масличной группы. Они и так имеют льготу - 9% пошлины плюс возмещение НДС. А если не будет возмещения НДС при экспорте, они будут иметь дополнительную возможность на стартовое лоббирование государством процентов 20-30. Это теневое введение пошлин на экспорт масличных культур. Что означает нарушение международных обязательств по ВТО, ведь Украина обязалась не вводить пошлины и запрет на экспорт, а это фактически скрытый теневой запрет на экспорт с / х продукции. Дается сигнал:

во-первых, это сделано посреди маркетингового года, а правила игры, как минимум, надо назначать до его начала, а лучше определять эти правила игры до того, как начинается посев.

А так человек посеял, а ему говорят: ты знаешь, мы тогда правила изменим, ты получишь на 20% меньше средств. Это нечестно по отношению к тем людям, которые занимаются выращиванием. В течение года, это нечестно по отношению к хозяйствам, более или менее еще состоятельных, которые к весне получили эту продукцию, и находятся в ожидании более высоких цен.

Это сигнал на будущее, что верить руководству государства, ВР, тем людям, которые вносят эти предложения, не следует. Ни по форме, ни по срокам, ни по качеству, ни по экономическим обоснованиям. Это исключительно политическое решение в угоду определенным промышленно-финансовым структурам.

Что это означает для нашей компании: да, если бы не вернули возмещение НДС, мы не смогли бы в будущем работать по подсолнечнику и по рапсу. Но приняли бы какие-то другие меры, что-то бы дополнительно построили. У нас достаточно вариантов для выхода из таких ситуаций.

В целом, это очередной раз показывает, что Украина в любой момент может «выкинуть фортель». А вместо того, чтобы перестать лоббировать определенные промышленно-финансовые структуры, бороться с коррупцией, заниматься реформированием экономики, чиновники кулуарно принимают те или иные законы, которые служат чьим-то конкретным интересам.

Выскажите свое мнение относительно продолжения действия моратория. Нужен ли Украине рынок земли?

Я сегодня в равной степени не согласен с решением тех народных депутатов, которые выступали за снятие моратория, и с теми, кто за его продолжение. И те, и другие только пиарятся на делах, которые имеют государственное значение и социальный вес. К большому сожалению, они не думают непосредственно о владельцах земли, и не считаются с тем, какие будут последствия в принятии любого из решений. Обе стороны ничего не сделали за год, не подали ни одной законодательной инициативы для того, чтобы создать условия для внедрения цивилизованного рынка земли.

Сегодня народные депутаты практически санкционируют рейдерские захваты земель, которые выбрасывают владельцев земли со своих участков.

Дают возможность, чтобы один участок имел 2-3 владельцев. Есть чиновники, которые даже на нашем предприятии лоббируют силовой захват и не позволяют нам обрабатывать на законных основаниях арендованные земельные участки. Поэтому мое мнение относительно этих людей отрицательное. Ежегодно разговор о моратории начинается в конце декабря месяца. Зато целый год ни один этим не занимается. Власть не чувствует жизни, не борется за аграрную страну. Это люди, которые не дают шансов распорядиться землей честно и получить средства, чтобы купить жилье, выучить детей, вылечить близких - и грех за это в равной степени лежит как на противниках, так и на сторонниках продление моратория. Они одинаково ответственны за господствующий беспорядок.

 

Трудно ли быть мононациональным холдингом в Украине? "Нибулон" чувствует конкуренцию со стороны мультинациональных холдингов?

Транснациональные компании очень активно лоббируют и защищают свои интересы посредством Европейской Бизнес Ассоциации, Американской торговой палаты и другие проевропейские ассоциации, посольства крупных стран. В эти организации входят все министры, встречаются с ними на регулярной основе, отчитываются перед ними и просят «благословения», чтобы остаться еще на один срок в министерстве. Еженедельно проводится по несколько встреч. Они хотят «хорошо» выглядеть перед международными ассоциациями. Как руководитель украинской компании я даже был вынужден ввести должность заместителя генерального директора по взаимодействию с органами власти, который и посещает все эти разнообразные многочисленные собрания, где может встретить любого министра или силовика. Напрашивается вопрос: в Украине нет собственных сельхозтоваропроизводителей? Нет ассоциации судостроителей? У нас нет ассоциации фермеров? У нас еще нет ассоциации промышленников? Работодателей? Нет украинцев? Или украинцы - никто, ведь есть европейцы?

А теперь сравним: каковы платежи в Европе на речные перевозки? Умеренные. Поэтому там  активно развивается речной транспорт. Кто поддерживает заявленные глубины на реках в Европе, США? Государства. В Европе, кроме стран ЕС, кто во внутренних водах может туда попасть - никто. В Америке от Орлеана выше по Миссисипи кто может подняться? Никто. В России можно подняться по Волге до Каспия и выше - только под российским флагом. А у нас, все стремления и попытки "Нибулон" сделать полезное дело для всей страны трактуются как опасения того, что компания станет еще сильнее, успешнее, более конкурентно способной по отношению к транснациональным компаниям.

Мне в глаза улыбаются, хвалят и говорят, какой я молодец. (И если бы компанию можно было бы купить, то мы сразу все это сделали).

Но чтобы поддержать нас в возрождении внутренних водных путей, они будут делать все, чтобы нам не помогли и блокировать решения этого вопроса. Также в возрождении Днепра и больших рек не заинтересованы порты Большой Одессы. Потому что грузы снимутся не доходя до Одессы на Днепре и на Южном Буге, в результате чего, одесситам придется думать, как поднять свой конкурентный вес по отношению к Днепру, а значит, они будут вынуждены инвестировать, улучшать свою работу, организацию, удешевлять свои услуги . Сейчас государство позволяет занимать им монопольное положение на услугах в портах. Мы боремся одни. Несмотря на то, что нас поддерживают и американцы (к нам приезжали представители инженерно-военного корпуса), они в восторге от нашей деятельности; и европейцы (послы Нидерландов, Швейцарии, Бельгии) - которые тоже были удивлены уровнем компании. Но все они не могут поддержать нас на международном уровне, поскольку не имеют права вмешиваться во внутренние дела Украины.

Мы сегодня сталкиваемся с дикими вещами. Например, вводим в эксплуатацию объект: предварительно тратя по 5-7 лет на получение всех разрешительных документов, экспертных заключений; строим его. В ходе строительства ни один контролирующий орган не приходит и не проверяет соответствие процессов. Но когда мы вводим этот объект в эксплуатацию, и приглашаем Премьер-министра и других высокопоставленных особ на открытие, в тот же день, мы получаем предписание прокуратуры, в котором указано, что мы сделали определенные нарушения. И после ввода в эксплуатацию, мы полгода занимаемся защитой, даем объяснения, ходим на допросы. Это дикие вещи. И теперь местной власти я вынужден говорить: простите, в следующем объекте мы будем более осторожными, ведь власть на местах - подставляется, дискредитируется, если, несмотря на то, что я делал это исключительно в законодательном поле, а наши сотрудники были в десятках командировок, общались с большим количеством чиновников, чтобы сделать все легально, наши инициативы задыхаются. «Нибулон» нарушений не делает, мы работаем только в законодательном поле.

Я как руководитель предприятия борюсь внутри страны с нашими и с иностранцами. За пределами Украины я снова конкурирую с иностранцами и транснациональными компаниями. Но и здесь, и там на их стороне большие мировые державы. Плохо то, что иностранцев в Украине любят, защищают, лоббируют и протекционируют больше, чем своих, которых стремятся куда-то убрать. Мы вынуждены бороться самостоятельно, но у меня нет ощущения победы, скорее стремление выжить, достичь определенного уровня. В государстве должно все в корне измениться, чтобы действительно появился привлекательный инвестиционный климат.

Прямую трансляцию спуска нового судна компании «Нибулон» на воду можно посмотреть по ссылке или на нашей странице в facebook.

Общалась Дарья Анастасьева

Фото Олег Сидоров

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

Производство украинской агропродукции может вырасти втрое – глава Аграрного фонда

Экспорт украинской аграрной продукции в этом году бьет рекорды.  Так, по данным Министерства аграрной политики, за десять месяцев 2017 года (январь-октябрь) объем экспорта увеличился на $2,7 млрд – до $14,7 млрд.

Основными покупателями украинской агропродукции стали Индия (11,3% от общего экспорта), Египет (7,5%) и Нидерланды (6,9%). В Европейский Союз из Украины было отправлено агропродукции на $1,3 млрд больше, чем в прошлом году. 

Кроме того, украинские аграрии стремительно выходят на зарубежные рынки. Так, недавно 9 предприятиям разрешили экспорт продукции в Китай. Судя по темпам роста спроса на украинские товары, это еще далеко не предел.

О том, как аграрный сектор пережил уходящий год и насколько украинский аграрный сектор может стать эффективным в будущем, НВ Бизнес спросил у главы крупнейшей государственной агрокомпании Аграрний фонд Андрея Радченко.

 – В этом году увеличился экспорт украинской аграрной продукции? Почувствовал ли на себе это Аграрный фонд?

–  Аграрный сектор действительно бьет рекорды. Мы тоже ощутили, что причастны к экспорту и увеличению экспортной выручки, которая поступила в Украину.

Экспорт продукции в сравнении с 2016 годом вырос почти на 23%. Один из показателей – это увеличение экспорта животноводства. Далее идут продукты переработки подсолнечника, кукурузы, пшеницы, сои и семян рапса. Аграрный фонд, в частности, экспортировал 17 тыс. тонн муки. Это на 70% больше, чем в прошлом году.

– Как Украине нарастить экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью?

– Проблема в том, что большинство перерабатывающих предприятий Украины потеряли свои производственные мощности, поскольку работают по технологиям и на оборудовании прошлого века. Поэтому для увеличения экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью Украина должна пройти путь глобальной модернизации и развития перерабатывающей промышленности. А для этого украинским предприятиям нужны инвестиции – в модернизацию и постройку новых объектов глубокой переработки зерна, и в целом переработки продуктов питания.

– Как вы относитесь к мораторию на введение рынка земли? Стоит ли его снимать?

– К сожалению, в этой сфере отсутствуют четкие отработанные нормативы. К тому же этот вопрос очень политизирован. Но это не повод его надолго откладывать. Земля – главный капитал украинского народа, который должен охраняться государством, и оно должно создать условия для введения прозрачного рынка земли. В первую очередь, нужно провести ряд организационных мер: создать госкадастр, действительно оценить землю, границы земельных участков ввести в госкадастр, определить правила прозрачной продажи земли, решить вопросы защиты прав собственников.

Я думаю, что Украине потребуется еще какое-то время, возможно год, для того, чтобы в этой сфере ввести понятные нормативы взаимоотношений.

– Насколько украинский аграрный сектор может стать эффективным? Насколько вырастет объем продаж и доля ВВП?

Аграрная сфера сегодня лидер в наращивании ВВП. Украина имеет плодородные земли, производит зерновые культуры, и может их реализовывать как внутри страны, так и экспортировать.

Перспективы увеличения мощностей аграрного сектора достаточно велики и могут удвоиться и утроиться в абсолютных цифрах. К сожалению, Украине не хватает инвестиций в инфраструктуру, логистические комплексы, транспортный состав. Но чтобы деньги пришли, инвесторам нужна уверенность в завтрашнем дне, чтобы они могли спокойно здесь реализовывать свои проекты. Вот тогда и начнется развитие перерабатывающей промышленности и повысится эффективность аграрного сектора Украины.

–  Как ваша компания заканчивает этот год? Насколько он был успешный и какие основные результаты?

 Этот год был очень плодотворный, но одновременно сложный. Аграрный фонд закончит его с выполнением финансового плана около 102%. Соответственно, все дивиденды, которые запланированы, будут уплачены вовремя и в полном объеме.

По форвардной программе (закупка будущего урожая) мы законтрактовали 666 тыс. тонн зерна урожая 2017 года. Из них продовольственное зерно - около 479 тыс. тонн. Общая сумма контрактов - 2,9 млрд грн. Это наибольшая сумма финансовой поддержки, которую мы как государственное предприятие, оказали агропроизводителями. При этом большинство наших клиентов – это малые и средние агропредприятия.

Кроме того, в нынешнем году у нас появилась новая программа - Аграрный фонд участвовал в приобретении и реализации минеральных удобрений. На это мы направили более 1,6 млрд грн. и закупили примерно 220 тысяч тонн. На сегодняшний день более 60 тысяч тонн минеральных удобрений уже реализовано в рамках осенней посевной.

– Какие результаты принесла программа по поставке удобрений на рынок?

– Весной 2017 года на украинском рынке возник дефицит минеральных удобрений. Причиной, как вы помните, было закрытие нескольких заводов, в частности, в Ровно и Черкассах. Одновременно с этим на украинский рынок начались активные поставки удобрений российского производства. После многочисленных совещаний на уровне Кабинета Министров Украины, было принято решение, что Аграрный фонд примет участие в покупке и реализации минеральных удобрений украинского производства. Это было новое для нас направление, но выгодное с экономической точки зрения, поскольку к концу весны-началу лета падала цена на газ, себестоимость удобрений снижалась и цена закупки тоже. В этот момент мы начали входить в программу и накапливать на складах минудобрения.

Отмечу, что мы продаем удобрения не посредникам, а именно сельхозпроизводителям, и в первую очередь тем, с которыми сотрудничаем по форвардной программе. Также мы работаем с сельхозпроизводителями, с которыми не рассчитались химзаводы и не поставили удобрения.

Таким образом, благодаря программе Аграрного фонда химические заводы смогли возобновить свою работу, а аграрии – получили удобрения, в которых очень нуждались.

– А почему эти заводы встали?

– Мы не разбирались в причинах, почему встали заводы. Это не наш профиль. Но я уверен, что многие вещи были связаны с газом, с ценой на газ, с газовыми хранилищами.

 – А где вы газ взяли?

– Аграрный фонд не торговал газом, хотя и была модель, когда можно было по толлинговой схеме приобрести газ и поставить его на заводы, а оптом уже отбирать продукцию. Но в ходе всех совещаний, которые проходили в Кабинете министров, от этой модели отказались. Аграрный фонд вложил средства в покупку минудобрений. А уже компания-трейдер, которая входит в группу, распределяла ресурсы для покупки газа, для покрытия долгов по зарплатам и так далее.

– Какую долю сейчас занимают российские удобрения на рынке?

– Если брать азотную группу, то российские удобрения составляют более 30%. Остальное – это украинские. Еще есть немного из Европы.

– Что должен сделать аграрий для того, чтобы купить у вас удобрения?

– Нужно подать заявку в любое региональное отделение или в центральный офис. Мы открытая и клиентоориентированная компания, стараемся оперативно принимать решения и максимально удовлетворять потребности клиентов. У нас разработаны механизмы, когда удобрения мы продаем не только за денежные средства, но и можем обменять на зерно на спотовых условия или реализовать их в рамках форвардной программы.

– Какие сегменты рынка перспективны для развития? На чем сосредоточите внимание в агросфере?

– Мы будем заниматься своей обязательной программой – покупкой продовольственного зерна и реализацией продукта его переработки - муки. И здесь планируем увеличить нашу долю на рынке. Кроме того, мы сконцентрируем усилия на рознице, на фасованной продукции. Якорным продуктом была и остается мука, но на полках магазинов есть и другие наши продукты – гречка и овсяные хлопья. А в 2018 году мы планируем расширять линейку бакалейной продукции - рис, сахар и т.д.

– Рассматриваете возможность собственного производства?

– Рассматриваем разные модели. Сейчас ведем переговоры с турецкой компанией – одним из производителей мельничного оборудования. Рассматриваем возможность постройки современного мельничного комплекса. При этом очень стараемся привлечь турецкое финансирование под этот проект. В ближайшее время, думаю, сможем заключить контракт на поставку мельничного оборудования. А на строительство и введение в эксплуатацию этого объекта уйдет около года.

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

Виталий Ильченко: В Украине увеличивается уровень социальной ответственности

- Недавно Вы стали лауреатом премии "Человек года", изменилась ли после этого Ваша жизнь и жизнь компании? Как это повлияло на Вашу работу? Возможно, изменились рабочие отношения с другими компаниями?

- Во многом это изменило уклад внутри самой компании, так как теперь у нас еще больше ответственности. Если "UKRAVIT" достиг соответствующего уровня и стал заметным, компания не имеет права сделать ни одного шага назад, а должна двигаться только вперед и очень уверенно. Премия - не моя личная заслуга, а заслуга всего нашего коллектива. Несмотря на то, что награждают руководителя, он получает ее за совместную слаженную работу всех сотрудников компании. Не имею сведений о том, как отреагировал рынок на это отличие, возможно, есть место зависти. Главное, что для нас это мощный стимул к развитию.

- В последнее время в Украине можно констатировать тяжелую экономическую ситуацию. Ощутимт ли  этот кризис для "UKRAVIT"? Это проблема или двигатель к развитию, поиск новых вариантов сотрудничества?

- Кризис - это минус для государства в целом и тех компаний, которые в ней работают. Но в
“UKRAVIT”собралась команда оптимистов, которая понимает, что несмотря на сложные условия, следует двигаться дальше. Чтобы развиваться, мы должны инвестировать в компанию, должны обращаться в банки, которые в реальных условиях меньше кредитуют, либо меняют процентную ставку. К сожалению, оказываемся в неравных условиях с мировыми компаниями, которые имеют доступ к дешевым кредитным ресурсам (1-2% годовых по сравнению с украинским 20% - разница существенная). Но есть и другие тенденции: некоторые компании с предостережением смотрят на рынок и сокращают производство, освобождаютт определенную нишу. Мы наоборот наращиваем производство и планируем сейчас увеличить его вдвое, открываем научно-исследовательский центр. Ведь мы понимаем, что это время нельзя потерять, а следует использовать с пользой для своей компании, занять большую долю на рынке.

- Поддерживает ли государство национального производителя?

- На государственном уровне мы не получаем дотаций, или другой помощи, но региональная поддержка имеется, у нас откровенный диалог с руководством Черкасской области и города Черкассы, и мы действительно чувствуем их поддержку. Также должен констатировать заметное уменьшение коррупции в государстве, что безусловно положительно влияет на производителей. Увеличивается уровень социальной ответственности. “UKRAVIT” входит в число крупнейших налогоплательщиков в Украине, создает рабочие места и обеспечивает работников "социальным пакетом". Региональные органы власти понимают, если будет много таких предприятий, мощнее будет развиваться область и, соответственно, Украина.

- Расскажите о планах на ближайшее будущее и стратегию развития компании.

- В начале следующего года запланировано открытие научно-исследовательского центра, первого в Украине центра такого высокого уровня. Иностранные специалисты, которые посещают наше предприятие сильно удивлены тем, что украинский бизнес инвестирует в науку, поскольку подобные центры имеются только в развитых странах мира. Еще одним примечательным событием для нас будет открытие нового производственного комплекса в следующем году, что позволит вдвое увеличить производство, поднять долю рынка как в Украине, так и улучшить наши экспортные возможности.

Дарья Анастасьева

Эксклюзивно для AgroReview

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

К чему готовиться аграриям в 2018 году – заместитель главы аграрного Комитета ВР Александр Бакуменко

Что нового для аграриев и каким прогнозируют будущий год политики,  УНН узнала у народного депутата, заместителя главы Комитета Верховной Рады Украины по вопросам аграрной политики и земельных отношений Александра Бакуменко.

Чего ждать аграриям в 2018 году?

— В сравнении с прошлым годом аграрный бюджет увеличен. В первом чтении он уже принят, ко второму чтению его сейчас готовит Кабинет Министров Украины с учетом правок нашего аграрного Комитета. Что в этом бюджете нового?

Впервые 1 млрд грн государственной поддержки получит фермерство. С позиции Комитета мы уверены в необходимости конкурентной среды через фермерские кооперативы по выращиванию ягод, виноградников, овощей, производства молочной продукции, сыров и так далее. Это те модули, где фермеры могут объединиться в кооперацию и быть конкурентными на рынке.

В этом плане особенно интересна ниша органической продукции. Это тот потенциал, который можно развить и выйти с ним на рынки Европейского Союза, Арабских стран, Азии и Африки.

Дотироваться будут также семейные фермы, чтоб они зашли в товарное производство, получили статус юридических лиц и имели доступ ко всем существующим государственным программам развития.

Было много дискуссий о дотациях для внутренне ориентированных производителей, то есть тех, кто в первую очередь кормит нашего потребителя, а не пускает продукцию на экспорт — как будут обстоять дела у них?

- Бюджетная дотация или квазиаккумуляция НДС в этом году сокращена в два раза. Если в прошлом году мы закладывали 4 млрд грн, то в этом году ее, к сожалению, сократили до 2 млрд грн. Наш Комитет настаивает, что все-таки надо добавить и оставить эту цифру на уровне 4 млрд грн. Но в первом чтении изменения не были внесены и остались эти 2 млрд грн. На самом деле это очень мало, потому что по расчетам, необходимо около 6 млрд грн.

Кроме того, необходимо изменить порядок распределения бюджетной дотации Кабинета Министров Украины, которым регулируется ее выплата. В 2017 году был допущен определенный просчет. Те предприятия, которые имели в своем составе большую часть зернового хозяйства и молочное стадо, в первом полугодии не смогли получить эту компенсацию. Причина в том, что порядок был сформирован таким образом: заплатил и получил по формуле возврат. Но поскольку, в первой половине года, налоговой кредит формировался на этих предприятиях от операций по зерну, то к сожалению, у таких предприятий не было возмещения денег по дотации. Поэтому, небходимо изменить существующий порядок распределения бюджетной дотации, чтобы уже с 1 февраля предприятия начали получать все необходимые ресурсы.

В этом году по стране прокатилась масштабная вспышка африканской чумы свиней. Какие меры предприняты для возобновления поголовья скота и борьбы с этим явлением?

- В бюджет заложено 2,3 млрд грн на компенсацию строительства новых животноводческих ферм и комплексов. Такие суммы заложены, прежде всего, с целью увеличения поголовья. Помимо убытков от АЧС, у нас сокращается поголовье и крупного рогатого скота. Поэтому отдельно 300 млн грн заложено на закупку нетелей и других племенных животных. Это очень важный момент.

Что касается борьбы с АЧС, то планируется финансирование Госпродпотребслужбы в сумме 600 млн грн на противоэпизоотические мероприятия. Это не только борьба с АЧС, но и с узелковым дерматитом, птичьим гриппом и так далее. Необходимо, чтобы служба имела ресурсы.

На какие льготы могут рассчитывать аграрии при покупке сельхозтехники?

- В 2017 году была впервые введена программа частичной компенсации стоимости сельскохозяйственной техники и оборудования отечественого производства. На эту программу выделено в текущем году 550 млн грн. Это очень важная программа, которая стимулирует отечественное сельхозмашиностроение. В следующем году планируется направить 945 млн грн. Очень важно, чтобы эти деньги были использованы, потому что именно сельхозпроизводитель получает 20%-ю компенсацию.

То есть, аграрий покупает технику отечественного производства с определенной локализацией и ему государство компенсирует 20% стоимости. Таким образом решается проблема поддержки отечественного машиностроения.В вопросах таких льгот еще есть много нюансов, которые необходимо привести в порядок, но все это уже прописано в наших рекомендациях от Комитета.

К сожалению, заложен очень низкий процент на компенсацию кредитов — всего 66 млн грн. Мы предложили бы эту цифру увеличить до 560 млн, потому что это удешевление прежде всего финансового ресурса, который необходим для сельхозпроизводителя. Мы считаем, что данная программа недофинансирована и ее необходимо увеличить.

Давайте вернемся к вопросу дотаций. Что означает на практике такое сокращение?

- Продукция животноводов сегодня идет на внутренний рынок. А для того, чтобы производства могли стабилизировать свою деятельность, а потом нарастить производство мяса всех видов, молока, яиц и так далее — необходима поддержка государства.

Кроме нашего аграрного Комитета эту же позицию разделяют и ведущие профильные аграрные ассоциации. Мы обратимся в Кабмин с тем, чтобы уровень дотаций подняли, потому что 2 млрд грн совершено недостаточно на бюджетную поддержку так называемой квазиакамуляции НДС. Необходимо, чтоб ресурс составлял около 6 млрд грн. Хотя бы около 4 млрд. Почему? Потому что когда вы заплатили 100 грн, а получили возмещение на уровне 40 или 50 коп., то это неправильно.

По оценкам экспертов, сокращение дотаций приведет к росту цен на мясо и негативным настроениям в обществе. Не может ли это быть, скажем так, умышленной диверсией?

- Сегодня рентабельность производства свинины — это 3-5%, птица на уровне 5%, яйца — на 6%. С такими показателями отраслям невозможно развиваться. Идет сокращение производства животноводческой продукции, массовое сокращение. А что это значит? Сокращение — это уход с рынка части производства и безработица людей.

Люди теряют работу и рабочие места, перестают платить налоги, выходят на рынок труда и государство должно им выделять пособия.

Вот колоссальная проблема сегодняшнего дня. А все из-за низкой рентабельности животноводства, чья продукция идет на внутренний рынок.

Как экономист, могу сказать только одно — сокращение обьемов производства приведет к росту цен. Почему? Потому что нужно выживать предприятию, которое потеряло государственную поддержку, и соотвественно, необходимо повышать цены.

Повышать цены сегодня при такой низкой покупательной способности населения практически невозможно, поэтому часть производств закрываются и получается удар со всех сторон для страны. Во-первых, она теряет поступления от производителей, с другой стороны, вынуждена тратить деньги на пособия по безработице.

То есть, та шумиха, которая поднята вокруг компаний “Авангард” и “МХП” и как следствие, сокращение дотаций, в конечном итоге скажется на простых людях?

- В этой истории было больше пиара, при чем непрофессионального. Давайте посмотрим на “МХП” и “Авангард”. Первая компания трудоустроила 40 тыс. человек, вторая — порядка 45 тыс. человек. Это рабочие места. Большие предприятия, которые платят существенные налоги. И вдруг все это забывается и на поверхность выпячивается одна сторона медали. Но подождите! Мы же говорим о национальных производителях, которые кормят население.

Больше того, очень много врут в прессе. Я читаю новости с большим удивлением. Пишут о том, что уже цены в Украине выше, чем в Европе. Но кто такую глупость может сказать? Сопоставьте сегодня цены на мясо в Украине и ЕС. Разница в 20-40%, В Европе все дороже. Поэтому заменить импортом продукцию отечественного производства не получится. Мы получим дорогую продукцию и лишимся рабочих мест.

Вы же помните времена, когда знаменитые окорочка “Буша” были? Сегодня, слава Богу, Украина на 90% обеспечивает себя своими продуктами питания. Это вопрос национальной продовольственной безопасности. Что очень важно и это надо понимать.

Почему борьбу за дотации называют схваткой животноводов и растениеводов?

- Что получилось на самом деле? Верховная Рада в 2016 году ввела компенсацию НДС при экспорте зерна, которой не было до этого 3 года. И получилось, что зерно подорожало на внутреннем рынке на 12-15%, а это основная составляющая комбикормов, соответственно произошло увеличение себестоимости продукции животноводства. В связи с тем, что отменили спецрежим налогообложения НДС для аграриев, который раньше функционировал с 1998 года, животноводы получили двойной удар. С одной стороны, не было компенсировано НДС, а с другой стороны — выросли цены на основную часть в структуре себестоимости комбикормов. В связи с этим необходимо было поддержать внутренний рынок, поддержать животноводов. Мы убеждены, что снижение объема дотации, неправильно.

Но почему-то Кабмин решил перераспределить деньги следующим образом — 2 млрд грн направлено на дотацию и 2,3 млрд грн выделено на новую программу — компенсацию строительства новых животноводческих ферм и комплексов. Поэтому я уверен, что 2 млрд грн на дотации действительно мало. Кроме того, так считают все национальные ассоциации и украинский аграрный бизнес.

Что касается, растениеводства, то я хочу отметить, что возмещение НДС при экспорте привело к росту цен. И если рассматривать спецрежим НДС, то 75% получавших такой вид государственной поддержки были предприятия, занимающиеся растениеводством. Эти же компании после отмены спецрежима НДС, получили денежный ресурс за счет компенсации НДС при экспорте. А вот животноводство пострадало, потому что лишилось и спецрежима НДС, и получило удар от повышения цен на основную часть затрат. Вот в чем собственно проблема. И поэтому мы считаем, что необходимо оставить на бюджетную дотацию суммы в объеме минимум 4 млрд. грн.

В чем разница между животноводством и растениеводством?

- Животноводство — это продукт с высокой добавленной стоимостью. В животноводстве работает 75% занятого населения сельского хозяйства. В животноводстве перерабатывающая промышленность, которая обслуживает мясокомбинаты, заводы и тд. И это путь Украины.

Нам надо производить и продавать продукцию с добавленной стоимостью, а не торговать сырьем. Потому, что добавленная стоимость это налоги, новые рабочие места. И все эти предприятия являются бюджетообразующими в тех районах, где они находятся.

Много разговоров о том, что нужно увеличивать акцент на продукции с добавленной стоимостью, торговать ею на внутренних рынках, создавать рабочие места, платить налоги, но на самом деле это не происходит.

И получается, Украина является страной, в которой большая часть составляющей экспорта — сырье. Почему наша страна продает зерно? Почему мы не торгуем в таком колличестве мукой, комбикормами, макаронами и другими товарами, где есть добавленная стоимость. В чем проблема?

Когда поднимается вопрос о том, где в бюджете взять деньги, о занятости населения, которое массово выезжает за рубеж, то важно понимать, что следует увеличивать долю продукции с добавленной стоимостью, прежде всего в животноводстве и перерабатывающей промышленность, без этого не обойтись. Необходимо поддерживать те отрасли, которые обьективно нуждаютсся в поддержке, а у нас каждым годом эта поддержка снижается.

Я не говорю, что совсем не стоит торговать сырьем, это тоже надо. Но сейчас с продажи 1 млн тонн зерна, выручка составляет около 200 млн долл.США. А если бы мы продавали переработанную продукцию с высокой добавленной стоимостью (продукция животноводства, молоко, мука, прочее), то имели бы поступление налогов в бюджет, рабочие места и выручку более 1 млрд долл.США вместо 200 млн.

Вот вся разница между растениеводством и животноводством. Следует напомнить, что раньше, когда действовал спецрежим НДС, то деньги получал каждый участник рынка, не зависимо от того занимается он растениеводством или животноводством. При этом общая сума НДС по итогу года составляла приблизительно 25 — 28 млрд грн. На сегодняшний день, при экспорте только зерновой продукций сума возврата НДС уже составляет 40 млрд грн за текущий год, а по итогу года будут все 50 млрд грн, и получают эти деньги в основном отдельные компании, которые имеют серьёзный ресурс. Разве это политика поддержки производства продукции с высокой добавленной стоимостью?

 

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

Эрве: От открытия рынка земли больше всего выиграют чиновники

Что нужно для создания грамотного рынка земли - из первых уст в эксклюзивном интервью с академиком аграрных наук Франции, России и Украины и экссоветником правления по сельскохозяйственным вопросам Credit Agricole Bank.

Вы неоднократно заявляли о конфликте между агрохолдингами, средними предприятиями и фермерами. Сейчас расстановка сил в украинском агробизнесе поменялась?

Я вижу мало прогресса в этой области. Может,  потому, что это скорее всего несбыточная мечта. Я думаю, что пока в стране не созданы условия для развития малого и среднего фермерства. Шаг номер один в этом вопросе, без которого невозможно что-либо решить, это создание доверительных отношений между людьми.  Сейчас в Украине доверия нет. Никто не доверяет правительству, юстиции, соседу. Все сотрудничество основывается на доверии. Сейчас в земельном вопросе большой бардак.

 

Видите ли Вы достойную кандидатуру на пост министра АПК?

Если новый министр будет продолжать, то, что делается сейчас, то это не принесет положительных результатов. Это должен быть человек, который не имеет никакого финансового интереса, возможно, иностранец. Он должен проводить нормальные реформы, а не их имитацию. Главное, чтоб у человека было желание что-то менять. Нужна социальная мотивация будущего чиновника. В первую очередь нужно, чтобы представители крупных и средних агропредприятий нашли общий язык. Все мы видим, что модель так называемого совхоза в нынешних реалиях не работает.  Я всегда замечал, что прогресс в сельском хозяйстве наступает, когда  люди говорят  и делают от сердца, мозга и души.

 

Сейчас потребители массово переходят на здоровое питание. И люди готовы больше платить за органическую продукцию. 

 

Как рынок земли может изменить украинский АПК?

Пай -  это право на использование земли, которое люди имеют согласно Конституции. Можно создать рынок права на использование земли, и рынок аренды. И поэтому земля могла бы остаться в собственности  государства в лице муниципалитета. Необходим контроль над тем, как используется земля. А сейчас никто не знает, как используется 10 млн га земли. Я думаю, что больше всего в Украине получают чиновники, и это источник недоверия от инвесторов.

 

 

Дарья Анастасьева

Эксклюзивно для AgroReview

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

Андрей Тараман: В некоторых селах уже больше половины земли распродано

Сколько лет вашему кооперативу, сколько людей входит в его состав?
Кооператив организовался до войны, в 2013 году, сегодня в него входит 36 человек, в пользовании "Универсала" 150 га земли с/х назначения. У нас обслуживающий кооператив, мы предоставляем услуги селянам по себестоимости. Вступительный взнос в наш кооператив составляет 60 гривен. Паевые взносы зависят от количества арендуемой земли.


Чем кооператив отличается от колхоза?
Прежде всего тем, что кооператив состоит из единомышленников, советский же колхоз часто напоминал героев басни «Лебедь, Щука и Рак». В колхозе человек не чувствует себя хозяином, он себя чувствует наемным работником. Также колхоз был коллективным хозяйством, из-за чего в нем процветали кражи. В кооперативах все очень прозрачно, люди сами работают для себя. Плюс влияют особенности сельских территорий: если Петро украл солярку, все село будет знать, и Петру будет очень стыдно. Мы сами покупаем топливо, семена, некоторое оборудование - а как можно воровать у самих себя?


Что вам даст подаренная сегодня техника?
У нас была реальная проблема: высевать зерновые. В обслуживании у нас есть трактор, но приходилось нанимать сеялку с работником и это дорого стоило. Кроме того, эта сеялка позволит сеять мелкосеменные растения, например, люцерну. А когда в обслуживании фермера небольшой участок (20-40 соток), очень удобно засевать ее травами. Также эта техника уменьшит себестоимость нашей работы: если частный фермер осуществляет пахотные работы за 18-20 грн сотка, то наша цена составляет 10 грн/сотка, и будет еще дешевле.


А не хотелось бы вам вместо отечественной техники получить в подарок импортную?
Во-первых, импортная техника очень дорого стоит. Во-вторых, ремонт и обслуживание этой техники также будет намного дороже украинской. Ну и, в-третьих, это не патриотично. Эта сеялка даже разрисована в цвета государственного Флага. Кроме того, мы знакомы с этой техникой, умеем ею пользоваться, и не будет проблем с запчастями.


Какова ситуация в региональных кооперативах с орошением?
Система капельного орошения необходима, она дает существенную экономию воды и, соответственно, средств. Кроме того, при капельном орошении меньше растет сорняков и вместе с орошением можно подавать удобрения для растений, это очень удобно. Тем более, при таком жарком лете, которое было последние годы, если часто поливать сверху, вода будет попадать на листья, и оно будет быстро портиться. Но территория нашего кооператива разделена на паевые доли и установка целостного капельного орошения - задача не из легких, ведь это требует согласования с каждым пайщиком.


Как относятся фермеры Донетчины к возможному введению рынка земли?
Я считаю, что мораторий необходимо снимать, возможно вас удивит такая позиция селянина, но на это есть веские основания. Сейчас продажа земли происходит полным ходом - ее продают, ее дробят на части (например 5 га делят на части по 10 соток, разрешение на обмен участками есть, эти 10 соток обмениваются на 5 га с нелегальной доплатой). В некоторых селах уже более половины земель распродано. По нашему мнению, тормозят этот закон именно те, кто занимается скупкой земли по нелегальным схемам. Кроме того, если это ваша собственность, вы имеете право распоряжаться ею по собственному желанию. Сейчас цена за пай составляет 35000 гривен, при открытом рынке активизировалась бы конкуренция и цена земли выросла. Аренда пока составляет менее 1000 гривен за гектар. Но продажа земель должна происходить прозрачно, потому что в действительности украинская земля цены не имеет.

Как вручали технику можно посмотреть по ссылке.

Фотоотчет события здесь.

Дарья Анастасьева

Эксклюзивно для AgroReview

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview