Вадим Нестеренко: «В нынешнем парламенте некому защищать интересы селян. Это уже очевидно»

В последнюю предновогоднюю субботу аграрный комитет ВР подавляющим числом голосов неожиданно принял решение о законопроекте №2178-10, нарушив тем самым меморандум фракций и депутатских групп о порядке подготовки законопроекта ко второму чтению. О том, к чему может привести такая спешка, мы беседуем с главой наблюдательного совета агрохолдинга Ristone Holdings и экс-депутатом Верховной рады 8 созыва Вадимом Нестеренко.

- Вадим Григорьевич, вы принадлежите к тем украинским аграриям, которые работали в органах власти, вы были депутатом ВР, понимаете регламент Рады и то, как готовятся законопроекты. Как, по-вашему, скажется ли спешка в подготовке законопроекта о рынке земли на его качестве? 

- Безусловно, скажется, и очень негативно. Такого масштаба законопроект, несущий за собой очень серьезные последствия для Украины, должен готовиться, во-первых, строго в соответствии с регламентом Рады. В частности, пункт 6 статьи 16 закона о парламентских комитетах требует рассмотрения всех без исключения поправок к законопроекту в промежутке между первым и вторым чтением. Мы же все понимаем, что за один субботний день все четыре тысячи поправок рассмотреть невозможно, даже если часть из них дублируют друг друга. Во-вторых, рассматриваемый законопроект вообще не является проектом закона о функционировании рынка сельхозземель, он лишь дает разрешение на продажу и вводит некоторые ограничения, вроде размера разовой покупки, и не более. В законопроекте нет реальных предохранительных механизмов ни против концентрации земельных массивов, ни против земельных спекуляций и афер, не прописана роль государства в контроле за сохранением качества украинских черноземов в процессе их эксплуатации. 

Подчеркну, что я сторонник введения рынка земли, но рынка регулируемого, контролируемого и учитывающего социальные интересы жителей сельских территорий Украины. Вообще, это беда нашего законодательства, оно, как правило, носит сиюминутный и политический, а не стратегический и государственный характер.
От этого и проблемы, в том числе и с украинским АПК. И поверьте мне, я очень хорошо понимаю, о чем говорю. 

Вот вы упомянули то, что я в один из созывов был депутатом Верховной Рады. К сожалению, у нас до сих пор аграрии, как и представители прочих отраслей, вынуждены идти в депутаты и чиновники, чтобы хоть как-то донести в коридоры власти свои реальные проблемы. Вдумайтесь, в стране, которой пророчат будущее аграрной супердержавы, в которой треть населения живет и работает в сельской местности, нет политической силы, которая бы отстаивала интересы селян в Верховной Раде. Аграрии устали от пустых обещаний политиков. Ситуация вынуждает аграриев оставлять свой бизнес и заниматься политикой, чтобы через депутатство от мажоритарных округов хоть как-то помогать остановить деградацию АПК и села. 

В странах традиционной и развитой демократии эту роль играют профессиональные политики, которым избиратели поручают отстаивать свои конкретные интересы. А кто политики у нас? Каково их качество? Кто в новом парламенте будет отстаивать интересы селян? Смотрите: в шести сельских избирательных округах Днепропетровщины среди нынешних депутатов нет ни одного агрария, интересы сельских жителей представляют в Раде городские адвокаты, волонтеры, предприниматели, или, в лучшем случае, люди, которые зарегистрировали сельхозпредприятия в 2019 году под выборы. Что они знают о реальных проблемах села? 

Я с уважением отношусь ко всем избранным нардепам, но искренне не могу понять, как и почему в комитете по АПК нынешнего созыва Рады оказались замдиректора АТП или столичный адвокат, а подкомитет по социальной политике АПК и развитию сельских территорий возглавил молодой тележурналист.

Из своего депутатского опыта знаю, чтобы отстоять законопроект в пользу села и аграриев, нужно, в первую очередь, владеть всему нюансами темы, оперировать цифрами и фактами, знать реальное состояние дел, чтобы вести профессиональный и аргументированный диалог, когда на комитет приходят министры и чиновники Кабмина.  Я помню аргументированные принципиальные дискуссии аграриев вокруг каждого правительственного законопроекта. Я работал в этом комитете. И когда смотрю на то, что сейчас происходит, и как принимают новые законы, мне становится грустно за будущее агробизнеса и простых селян. 

Для всех очевидно, что законопроект о рынке земли обсуждают не с позиции селян и аграриев, а с позиции партийной дисциплины. Да,  собственно, и не обсуждают, а открыто игнорируют все замечания и поправки. 

- Вот вы говорите про «партийную дисциплину», но в Раде прошлого созыва сами были в партии Порошенко БПП «Солидарность»…

- Кто вам такое сказал? Это вы начитались тех глупостей и клеветы, которые обо мне распространяли политические конкуренты? Знаете, на минуту отвлекусь от темы, но я мечтаю о тех временах, когда в Украине, как во всех цивилизованных странах мира, появится, наконец, закон об уголовной ответственности СМИ за сознательную и преднамеренную клевету. В новом законопроекте о Нацсовете по телевидению и радиовещанию эта норма появилась. А мне пришлось все неполных пять лет депутатства выдерживать жесточайший пресс публично распространяемой лжи, за которую никто так и не понес ответственности. В наши суды с такими исками идти бесполезно. Пробовали. А безнаказанность порождает всю ту ложь, грязь, фейки, которыми «славится» украинская политика и заполнено информационное пространство. Это, кстати говоря, очень тяжкая репутационная плата за необходимость отстаивать в высших эшелонах власти интересы своих избирателей.

А теперь что касается «партийности» и «партийной дисциплины». Давайте по порядку. Поднимите любые документы и убедитесь, что за все годы независимой Украины я ни дня не состоял ни в какой партии. По 38 мажоритарному округу баллотировался как самовыдвиженец, это легко проверяется. Также легко понять, что работать в Раде и реально влиять на то, чтобы в округ шло финансирование на восстановление инфраструктуры, чтобы иметь возможность влиять на принимаемые законы, депутат-одиночка не может, нужно записываться во фракцию и использовать все её возможности. Этого требовали от меня в 2014 году мои избиратели, им нужны были не выступления с трибуны, а реальная помощь округу. По сайту ВР вы так же легко проверите, что я никогда не голосовал по требованиям партийной дисциплины, у меня было и есть собственное мнение, а коррективы в него могли вносить только избиратели. Ни за одно мое голосование мне не стыдно.

Хочу подчеркнуть еще одну немаловажную деталь. У нас политика на местах строится только на одном – на очернении конкурента. Меня одни и те же критики поочередно упрекали в том, что я «был в Партии регионов», но это является ложью. Потом упрекали в том, что я «позорю БПП», не голосуя за одиозные законопроекты Яценюка и Гройсмана, а в финале хором упрекнули в «работе с БПП». На самом деле, это политическая конъюнктура и ничего более. На политического оппонента нужно повесить ярлык «злочинна влада» и вылить побольше «чернухи».

- Но ведь вы же соглашались работать во властных структурах, работали с тем же  Вилкулом в облгосадминистрации. Зачем?

- Вот видите, опять искажение фактов. Я с Вилкулом не работал. Если речь идет о 2013-ом, когда я меньше года работал в областной администрации, губернатором был Колесников. А Вилкул работал в правительстве.  

Но суть в другом. Меня пригласили на должность вице-губернатора по АПК не за политические взгляды и партийность, не за красивые глазки, а за организаторские способности и профессиональное понимание проблем отрасли и путей их решения, так мне, по крайней мере, сказали, когда приглашали. Где-то с конца 90-х годов мои агропредприятия были безусловными лидерами АПК области, сюда возили и министров, и экс-министров, устраивали на их базе всеукраинские семинары и совещания. Думаю, что именно потому позже я получил предложение стать на общественных началах советником по аграрным вопросам губернатора уже от БПП – Резниченко. 

А знаете, чем среди прочего пришлось заниматься в 2013 году на этом с виду высоком посту вице-губернатора? Например, воевать с правопреемниками санстанции, которые устроили террор фермерам области, обвиняя их в числе прочего и в том, что трактористы и комбайнеры пользуются для обслуживания техники… замасленными тряпками и не расставляют на полях контейнеры для их утилизации. Я возил в сельские районы губернатора и на конкретных примерах показывал проблему и то, как её решить. А будучи народным депутатом, я, как подорванный, носился между кабинетами Кабмина, ОГА, райсоветов, чтобы привести на округ деньги и отремонтировать дороги, восстановить дома культуры и детские садики. В том же Новомосковске после меня осталась реконструированная центральная площадь города европейского уровня.
В Украине очень любят говорить о необходимости во власти профессионалов, настроенных на результат. А на практике всё получается иначе: политиканство и кадровая деградация. В этой безумной кадровой политике важно не то, что ты умеешь и знаешь, а то, какая у тебя политическая окраска. 

Так вот, возвращаясь к теме нашего разговора. В мою бытность депутатом, такой законопроект о земле, который будет сейчас голосоваться, просто не прошел бы профильный комитет Рады. Мы бы выстроили его отдельным законом о рынке земли, а не просто «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины…». Мы бы учли в законе все нюансы, вынесли бы законопроект на широкое экспертное обсуждение, и не позволили бы себе спешки, понимая особо тяжкие последствия любой преднамеренной или случайной ошибки законодателей. И уж точно дали бы в этом законе ответы на все вопросы, которые сегодня заставляют нервничать и паниковать фермеров, селян, владельцев паев, самоуправление ОТГ. 

Вы же понимаете, интересы какого количества украинцев задевает открытие рынка земли! Это должны понять и наши нынешние законодатели. Но, думаю, что большинство из них имеют представления об украинском АПК и его проблемах только на основании своего знакомства с овощными прилавками в супермаркетах, кстати, заполненными импортной продукцией. Вы видели в «Сильпо» ценник с текстом «Картошка. Страна-производитель – Франция»? Понимаете, насколько это абсурдно? 
Аграрии ждут от политиков справедливых и нужных законов, жители сел ждут государственную программу социально-экономического развития сельских территорий, ОТГ ждут реальной финансовой децентрализации. Но реализовать эти ожидания во власти, похоже, просто некому. 

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

Иностранцы не смогут купить украинскую землю, - советник премьера

В любом формате земельной реформы иностранцы не смогут купить украинскую землю. Об этом в интервью РБК-Украина рассказал советник премьер-министра по экономическим вопросам Алексей Мушак, комментируя запланированный на следующую неделю рассмотрение Верховной радой законопроекта №2178-10 относительно земельной реформы.

"Иностранцы в любом формате реформы не смогут купить землю. Это смогут сделать только украинские компании. Дискуссия ведется вокруг того, там могут быть иностранные инвестиции или нет. Но в любом случае это будут украинские компании, которые работают по украинским законам и платят налоги в Украине", - рассказал Мушак.

Он напомнил, что реформу в Украине внедряют с 1990 года. Старт дала Верховная рада УССР, когда приняла постановление, в котором отметила, что все отношения должны быть рыночными, а земля должна стать частной собственностью.

"Поэтому на самом деле, сколько мы бы не ждали, глобально в обществе мнение не изменится. В течение последних двадцати лет эта мысль плюс-минус 70 на 30. Земельный вопрос очень сильно заміфологізоване", - пояснил политик.

Советник премьера в этом контексте также провел аналогию с ситуацией в газотранспортной системе (ГТС).

"В свое время много кто рассказывал, что это (ГТС - ред.) тоже "национальная святыня" и "последний форпост независимости", то, без чего Украина пропадет и то, что стоит сотни миллиардов долларов. И что ее нельзя продавать. В конце концов ГТС оказалась особо никому ненужной, и мы, в принципе, бегаем за американцами, чтобы они купили 25% "трубы", чтобы мы вместе с ними боролись против "Северного потока-2", - говорит он.

Напомним, Правительство запустило информационный сайт о проведении земельной реформы и внедрение рынка земель сельскохозяйственного назначения.

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

Пока мы не изменим качество жизни в Украине, будет отток лучшего персонала за границу

Изменения на рынке труда диктуют новые требования к работодателям, рассказала Наталья Романенко в интервью, которое вышло в программе "Эспрессо.Капитал" на телеканале "Эспрессо". Рынок труда очень изменился, считает она. Если посмотреть на статистику, в 2017 году на 10 вакансий приходилось 50 безработных, в 2018 - 4, в этом году 3 работника на каждые 10 вакансий.

"Причин очень много, - говорит НR-директор "Укрлендфарминг" - В первую очередь, это демографический вопрос. Это уменьшение численности населения Украины, в том числе трудоспособного, экономически активного населения. С другой стороны, выезд за границу населения очень сильно сократил численность безработных работников в Украине". Эти изменения повлияли на то, что при поисках работы кандидаты становятся более требовательными к условиям труда, возможности медицинского страхования, льгот и так далее.

 

Наталья Романенко рассказала, что проводила исследования, опрос среди бывших работников компании, знакомых, уехавших за границу, при каких условиях они бы вернулись. Большинство из опрошенных сказали, что если бы заработная плата в Украине была бы хотя бы на 20% меньше, чем в Европе, они готовы охотно вернуться, потому что оставлять семьи, оставлять друзей, оставлять привычную жизнь и подвергаться таким культурным изменениям новой среде они бы не хотели. Кроме того, трудовую миграцию стимулирует недостаточное качество жизни.

"Если говорить о причинах, люди едут не столько, чтобы получить больший доход, сколько получить качественную жизнь для себя и своих детей. Поэтому если смотреть, например, на сельское население Украины, пока мы не разовьем инфраструктуру села, оттуда будут массово выезжать люди и не столько за границу, но и в город. Пока мы не изменим качество жизни в Украине: качество медицины, образования, досуга, культурного развития, до тех пор у нас будет этот отток лучшего персонала за границу".

Между тем эффективность работы Центров занятости вызывает много вопросов. Случаи успешного сотрудничества с центрами занятости у работодателей есть, но они единичны. "К сожалению, Центр занятости не может нам обеспечить то количество персонала, которое нам необходимо для бизнеса. В любом случае центры занятости нужны, но они должны переформатировать свою работу. Центр занятости, понимая тенденцию, что технологии в Украине живут до 3 лет и очень быстро меняются, могут стать партнерами бизнеса в части переобучения взрослого населения. Когда профессия становится неактуальной, нужно быстро получить новую профессию - здесь Центр занятости может быть надежным и очень хорошим партнером. Но опять же при условии, что для этого будут пересмотрены соответствующие законодательные нормативы и вообще пересмотрена система обучения, образовательные стандарты и профессиональные стандарты, - считает Наталья Романенко. - И если в Украине будет такая возможность очень быстро получить новую квалификацию, через год-два, а не за 5 лет, то соответственно этот человек сможет опять-таки найти себя на рынке труда и успешно реализоваться".

"Укрлендфарминг" - один из крупнейших агрохолдингов страны занимается выращиванием зерновых и масличных культур, семян, животноводством и производством яиц и яичных продуктов (Avangardco IPL). На предприятиях группы компаний в 22 регионах Украины работает около 20 тыс. человек. Владельцем "Укрлендфарминг" является украинский бизнесмен Олег Бахматюк.

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

Ваш выбор 'Нечего сказать'.

У государства очень много земли, которую сегодня обрабатывают на коррупционных основаниях

Об этом сообщил в интервью Цензор.НЕТ спикер ВР Дмитрий Разумков, комментируя необходимость создания рынка земли.

"Это важный вопрос для страны, мы это понимаем. Нужно учесть интересы всех, начиная от собственника земли. Имеется в виду частный собственник, который сегодня находится в парадоксальной ситуации - с одной стороны у тебя этот актив есть, а с другой стороны ты этим активом не можешь распоряжаться и не можешь его эффективно использовать. Не можешь продать или купить, а аренда сегодня происходит в полутеневом формате. Создание рынка земли даст возможность и рынка аренды земли. Позитивных составляющих в этом деле очень много. Но нужно подходить взвешенно, сбалансированно. Нужно учесть интересы государства, потому что в собственности государства очень много земли, которую сегодня обрабатывают на коррупционных основаниях, это раз. Два - мы не понимаем сколько земли находится в собственности государства", - рассказал он.

Разумков добавил, что "начало этого процесса (запуск рынка земли. - Ред.) мы увидим в ближайшем будущем, а дальше этот процесс будет подвержен и внутрипартийной и парламентской дискуссии". 

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

Если фермер становится на ноги и не заплатил налоги, то, возможно, это хорошо - Тимофей Милованов

Новий прем'єр Олексій Гончарук призначив чинного викладача американського Піттсбурзького університету і почесного президента Київської школи економіки Тимофія Милованова міністром економічного розвитку.

Крім того, під його крило потрапило ще й Міністерство агрополітики, яке зараз перебуває в процесі реформування, — прем'єр вирішив передати це відомство Мінекономрозвитку.

Велика частина трудової біографії нового українського топ-чиновника пов’язана зі США, де він отримав ступінь доктора з економіки і викладав у вищих навчальних закладах. До Штатів нинішній міністр поїхав на початку 2000-х, а в Україну повернувся після Євромайдану. Тут він спочатку створив платформу для дискусій з економіки VoxUkraine, а пізніше увійшов до міжнародної академічної ради Київської школи економіки. З 2016-го Милованов став ще й представником наглядової ради Нацбанку. Тимофій Милованов в інтерв'ю журналу НВ розповів про світову кризу, про ринок землі і про тіньову економіку. 

— Заступників самі собі підбирали чи це було якесь колегіальне рішення?

— Сам. У нас домовленість, що у прем'єр-міністра є право вето [на кадрові рішення]. І стосовно призначень зі мною ніхто не спілкується ні з парламенту, ні з Офісу президента.

Були декілька раз дуже делікатні пропозиції звернути увагу на якусь людину. Наприклад, казали: подивися, є депутат такий-то або «от, у мене є хороша людина». Але це було на рівні просто бесід. Бо у нас [у країні] дійсно кадровий голод.

Але не було жодного разу, коли мені б сказали, що це [кадри] не моє рішення. Траплялися ситуації, коли зі мною люди були не згодні, і не згодні досить жорстко. Я маю на увазі прем'єра. У нас різні погляди щодо низки персонажів, і була дискусія. Зрештою мені сказали: це твоя відповідальність, твоє право, твоя команда. Тобто відкрито проговорювалося: ми позбуваємося старих методів [призначень заступників за партійними квотами або за принципом особистих зв’язків].

Читайте також: Уряд призначив нових заступників Тимофію Милованову

— Хто із заступників піде на агронапрямок, а хто — в інші галузі?

— Спочатку подивимося, скільки у мене буде заступників. Думаю, їх буде більше чотирьох-п'яти. Поки планується вісім осіб. Плюс державний секретар вже є. Крім того, продовжують працювати чинні.

Стосовно того, як розподілятимуться напрямки, — ми ще думаємо над тим, що, можливо, поділимо роботу не за галузями, а за функціями. Наприклад, функція «регулювання»: це може бути і в економіці, і в агро. Так само, як і приватизація. Або все держуправління. Або вся антикорупція.

Тобто ми, напевно, думатимемо все-таки про функціональність, а не про галузі. Але поки не вирішили.

— Одне із завдань нового уряду — зростання інвестицій. Наскільки вони мають збільшитися?

— Вони мають значно зрости. Це залежить від того, чи повірять світ і українці, що тепер буде інакше. Я повірив. Але більшість людей ще придивляються. А так не працюють справжні зміни. Потрібно ризикувати, вірити, йти і робити. Ти ніколи не полетиш у космос, якщо не будеш вірити, що можна полетіти в космос.

Одна з найбільших проблем економічного розвитку України в тому, що ми не віримо, що можна жити інакше. Якщо економічний розвиток поділити на високорівневі завдання, то нам не просто потрібно досягти економічного зростання, а поліпшити життя людей за допомогою цього. А в цьому і є проблема.

У нас існує дві України. Одна для людей, у яких великі зарплати, за якими бігають, полюють рекрутингові компанії, та яких не вистачає для роботодавців. Й інша — де люди отримують мало. Там вище безробіття, менше робочих місць, і вони скорочуються. Там, напевно, не всі їхні навички сучасні.

І ось що відбувається. Коли ми робимо нові інвестиції, впроваджуємо нові технології, ми розігріваємо оцей, перший, ринок. Ми створюємо ще більше робочих місць для людей, які розуміють високі технології. І знищуємо робочі місця на тих ринках, де вони не потрібні. Це велика проблема. Виходить, що у нас є економічне зростання, але не для всіх. Воно тільки для тих людей, які мають специфічну гарну освіту. А її не кожен може отримати, якщо не народився, наприклад, у великому місті чи має недостатньо багатих батьків, які відправлять вчитися до великого міста.

Тому зростання має бути для всіх. А це означає, що нам необхідно думати про перекваліфікацію людей. Про те, щоб переводити їх із ринку праці першої України в ринок праці — другої. Оце для мене високорівневе позитивне завдання.

— Які є ще завдання подібного рівня?

— Існує і негативне завдання. Коли відбувається економічна криза, Україна падає глибше, ніж загалом світ або наші сусіди. І ми довше виходимо з кризи.

Якщо подивитися на зростання ВВП, то, якби у нас падіння було таким же, як у сусідів, економіка була б значно більшою.

Це означає, що нам потрібно бути досить гнучкими, щоб знову не потрапити в кризу. А вона може бути: світова економіка йде циклами, і всі чекають рецесію. І коли вона почнеться, ми маємо бути готові гнучко на неї зреагувати. Нам потрібно реформувати ринок праці, інструменти економічної політики, державну підтримку, адміністрування податків. І робити це проактивно, дивитися вперед, а не назад. Бо пізно щось змінювати, коли вже пройшла криза або почалася. Треба готуватися заздалегідь.

А для цього потрібні знання. Ми маємо розуміти, звідки криза. І якщо вона прийде, то куди прийде: до аграріїв, металургів або, можливо, вона прийде через фінансові ринки, бо подорожчає капітал. І чи прийде вона із Заходу, або з Китаю, або взагалі з Європи. Вона буде пов’язана більше з політикою або це суто економічна криза. Оці речі ми маємо розуміти заздалегідь. Для цього нам потрібні дані. Тобто економічна політика має перетворитися на аналітичну економічну політику, що допомагає економіці успішно розвиватися і бути гнучкою, стимулювати саме ті проблемні напрямки, які можуть виникнути через глобальні або внутрішні процеси в економіці.

— Поговоримо про конкретні завдання: вам доручили розробити і прийняти законопроект про ринок землі до 1 грудня. Чи є вже якісь параметри цієї реформи?

— Є 35 сценаріїв, які підготували різноманітні фахівці. Але я думаю, що треба фокусуватися на двох критеріях. Перший — це економічне зростання. Другий — розподіл його між людьми. Нам потрібна та реформа, яка дасть максимальне економічне зростання і поділить його результат між українцями. Зокрема між власниками землі.

Іноді буває, що не вдається обох критеріїв досягти. Але ось для цього й існує Міністерство економіки, яке створює інструменти, щоб забезпечити розподіл додаткових благ від створення ринку.

— Однак те, що все потрібно встигнути до 1 грудня, робить цю ідею дещо фантастичною.

— Звісно, ми встигнемо все зробити. Адже проблема не в тому, що ми не знаємо, що робити, аби запустити реформу, а в тому, що ми не можемо всередині країни, між собою, домовитися, що ми її запускаємо. Кожен тягне ковдру на себе. Люди, які володіють великими компаніями, ті, хто має корупційні позиції, або ті, хто збудував політичну кар'єру на тому, що бореться із ринком землі, наприклад, — вони таки не розвернуться і не відмовляться.

Це люди, які не хочуть конкуренції. Кожен хоче свій маленький рай собі збудувати, щоб його там далі ніхто не чіпав. А коли кожен із нас робить собі свій маленький рай, ми всі разом стаємо слабшими. Бо ми одне одному не вороги. Наші справжні конкуренти — це інші країни. Поки ми бачимо тут одне в одному конкурентів, світ йде вперед. І це помітно за даними. Ми відстаємо. Наша економічна позиція щодо інших країн падає.

— А приватизація держпідприємств — уже є її параметри?

— Це якраз зараз і розробляють. От сьогодні, наприклад, мені як мінімум три групи людей дають різні концепції. І прем'єр-міністр попросив мене скласти свою думку.

Я зустрічатимусь з основними гравцями на ринку. І зокрема всередині економіки. Зараз працює близько 30−40 економістів з України і США над тим, як нам збудувати гарну та стійку структуру.

— В Україні високий рівень тіньової економіки. Що ви робитимете, аби її скоротити?

— А навіщо нам потрібно зменшувати? От я згоден, що треба це робити. Але давайте почнемо з мети: в чому полягає мета зменшення тіньової економіки?

— Наприклад, наповнення бюджету.

— А навіщо нам бюджет наповнювати? Наше завдання — максимально наповнити бюджет? Або наше завдання — досягти економічного зростання і результатів?

Розумієте, якщо у нас фермер стає на ноги, десь узяв готівку і не заплатив податки, але через це він зміг купити собі ще один трактор, то, можливо, це добре?

Звісно, зараз Міністерство фінансів, читачі й, може, навіть президент із прем'єром скажуть: що ж це таке я говорю? Але не треба забувати, щоб бізнес створювався, йому треба давати можливість експериментувати. А експеримент завжди відбувається у тіні. Це треба пам’ятати.

Нам потрібен баланс. У нас його немає. А є компанії, які тільки-но стають на ноги і платять всі податки, і є ті, які вже зовсім чудово стоять, але вдають, що їм потрібна підтримка. І тоді обмежені ресурси — або це субсидії, або низькі податки — йдуть не до перших, а до других.

Якщо давати розвиватися великим компаніям у тіні, то вони потім не дадуть розвиватися новим компаніям. Це одна проблема. А друга — в тому, що навіть великі компанії самі ніколи не зможуть вирости в супервеликі: у них непрозорий бізнес, це обмежує отримання фінансування.

І ще. Якщо бути чистим дорого, якщо всі конкуренти тіньові, то підприємець ніколи не вийде на світло, бо це економічне самогубство. Таким чином, ми можемо опинитися у ситуації, коли всі перебувають у сірій зоні і не можуть показати фінансовому ринку, що їм можна давати гроші.

Не з компаніями потрібно боротися, не зі своїми бізнес-моделями. Необхідно, щоб правила гри стимулювали розвиток успішніших компаній. Тому боротьба з тіньовою економікою — не самоціль. Я борюся із нею, тому що вона спотворює правила гри і не дає нам розвиватися економічно. Водночас розумію, що певна частина тіньової економіки — це нормально.

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview

Старт земельной реформы запланирован ориентировочно на лето следующего года

Об этом заявил Премьер-министр Украины Алексей Гончарук в эфире программы «Свобода слова» на телеканале ICTV, передает пресс-служба КМУ.

«Сейчас у крупных холдингов более дешевый ресурс. В маленьких – значительно дороже, у них нет ресурса, чтобы покупать эту землю. Нам нужно дать возможность малому фермеру для покупки земельного участка получить кредит по значительно более низкой кредитной ставке, чтобы он был на уровне с иностранными субъектами или даже выигрывал. Мы планируем создать инструмент, который позволял бы компенсировать эту процентную ставку», – сказал Алексей Гончарук.

Он добавил, что старт земельной реформы запланирован ориентировочно на лето следующего года. К этому времени Правительство совместно с Национальным банком должно сделать кредитование в гривне значительно дешевле, чем оно является сейчас – взять кредит можно будет под 14-15% в гривне.

«То есть мы снизим ставки по кредитам в целом и сделаем их еще дешевле конкретно для покупки земельного участка, чтобы украинец был в более выгодных условиях, чем его иностранный конкурент», – пояснил Глава Правительства.

Алексей Гончарук также заявил, что де-юре доступ к покупке земельного участка будет иметь украинская физическое лицо и украинское юридическое лицо: «Нам нужно разрешить операции с землей для всех, кто имеет возможность ее обрабатывать. В том числе для иностранных граждан, но при условии, если они регистрируют юридическое лицо в Украине и платят здесь налоги».

По словам Премьер-министра, он и его команда вместе с экспертами из Всемирного банка просчитали 25 сценариев, по которым можно открыть рынок земли. «Мы посмотрели на то, в каких комбинациях эффект от открытия земли будет максимальный. По какой модели реформы мы, как украинцы, сможем получить максимальный экономический рост, а 1% роста ВВП – это примерно 15 млрд грн дополнительных в бюджете. Это означает, что у нас будут дополнительные деньги, чтобы строить школы, дороги, инфраструктуру, вкладываться в образование и так далее», – сказал Алексей Гончарук.

Основные агро-события недели в Telegram-канале и на -странице AgroReview