Миллиард для агро: произойдет ли деолигархизация агросектора

Миллиард для агро: произойдет ли деолигархизация агросектора

Заложенный в проект госбюджета-2018 миллиард гривень целевых средств на поддержку фермерства позиционируется правительством как основа для радикальных изменений в украинском агросекторе. Цель – повысить его производительность и роль в экономике. Об этом пишет в своем блоге на .liga.net  Ярослав Жалило, д.э.н. Института общественно-экономических исследований.

О серьезности намерений правительства свидетельствуют принятие 13 сентября Концепции развития фермерских хозяйств и сельхозкооперации на 2018-2020 годы и введение специальной должности замминистра АПК по вопросам поддержки фермерства и развития сельских территорий.

Действительно, пройдя короткий период подъема на заре независимости Украины, сегодня фермерство занимает малозаметную нишу в агропроизводстве, обеспечивая всего 8,7 % валового выпуска сельхозпродукции (данные 2016 года). Агросектор оказывается разделен между крупными агрофирмами, специализирующимися преимущественно на растениеводческих проектах, и личными подсобными хозяйствами (ЛПХ) населения. Первые стремятся следовать трендам глобальных рынков продовольственной продукции, строят соответствующую структуру посевных площадей и ориентированы на индустриальные агротехнологии. Вторые, напротив, находятся в плену собственной ресурсной ограниченности, ведут полунатуральное хозяйство и довольствуются продажей своей продукции оптовым заготовителям.

Налицо классическая ловушка олигархической модели, “успешно” работающая в других секторах экономики Украины. Крупные аграрные экспортеры снабжают экономику важной для макроэкономической стабильности валютной выручкой, получая взамен мягкое отношение государства к явным нарушениям правил землепользования, ведущим к истощению не принадлежащих им сельхозугодий. Подлинные мелкие собственники получают часть этой выручки в виде платы за отданные в аренду паи. Но в силу своей раздробленности априори лишены возможности диверсифицировать производство, повышать уровень переработки и бороться за новые рынки.

Таким образом, происходит фиксация сырьевой внешнеэкономической ориентации агросектора, что блокирует и перспективы его развития.

Развитие фермерства могло бы вырвать агросектор Украины из плена олигархической модели. В отличие от ЛПХ, фермер не имеет институциональных ограничений для роста, масштабы производства обеспечивают выгодность внедрения индустриальных технологий и позволяют преодолевать логистические ограничения. В особенности на основе различных схем кооперации. Пожалуй, наиболее важным в развитии фермерства является его инклюзивность – способность вовлекать в орбиту производственной деятельности большое количество работников, тем самым создавая столь необходимые в сельской местности рабочие места. Более того,  в отличие от крупных компаний, деятельность фермеров четко локализована и связана с конкретной местностью и конкретными территориальными общинами.

По версии МинАПК, за три года доля фермерских хозяйств в валовой сельхозпродукции может вырасти до 12%, уровень энергооснащенности фермерских хозяйств – на 10%, площадь сельхозугодий под органическим производством – на 10%. Прорыва ожидают разве что в занятости в фермерских хозяйствах: ее предполагается увеличить в 5 раз – до 500 000 человек.

Скромность ожидаемых результатов вможно объяснить скудостью финансовых ресурсов, которые сегодня доступны для фермеров, в том числе бюджетных. Обещанный миллиард на фоне примерно 46 млрд грн валовой продукции фермерских хозяйств (2016) вряд ли способен поднять их на качественно новый уровень. Это делает особо актуальным корректный выбор целей применения бюджетной помощи, среди которых нужно сознательно формировать “точки роста” для агропродовольственного сектора и экономики в целом, конкретизируя предусмотренные Концепцией приоритеты.

Во-первых, животноводство. Сегодня фермеры практически игнорируют эту отрасль агропроизводства – на него приходится всего 6% в их валовой продукции (в целом по сектору на животноводство – 37%), 2% – в животноводческой продукции Украины. Концепция предполагает увеличение этой доли в полтора раза, что при таких масштабах весьма малозаметно. Вместе с тем переход к индустриальным технологиям в животноводстве представляет критическую важность для экономики Украины. С имеющимися допотопными технологиями производства мясной и молочной продукции в ЛПХ не только невозможен выход на внешние рынки, но и становятся все более неопределенными перспективы реализации этой продукции украинским предприятиям, которые ориентированы на прохождение международной сертификации. То есть обязательное условие дотирования животноводческих проектов фермерских хозяйств – их соответствие европейским стандартам.

Во-вторых, овощеводство и садоводство. Сегодня в ЛПХ производится 98% валового сбора картофеля, 86% овощей и 80% фруктов и ягод. Следствие – значительные сезонные колебания цен, периодический дефицит продукции и высокая зависимость от импорта. Приоритетами для фермерства могли бы стать обременительные для ЛПХ сегменты ранних овощей, органического овощеводства, а также сортовых фруктов.

В-третьих, агрологистика и переработка сельхозпродукции. Создание объектов хранения и переработки сельхозпродуктов самими производителями (оптимально – на кооперативных началах) должно избавить их от зависимости от внешних заготовителей. А значит, позволить реализовать самостоятельные гибкие рыночные стратегии.

Предусмотренные Концепцией всего лишь 15 новых объектов первичной переработки сельхозпродукции – показатель неадекватно скромный. Локализация переработки продукции – еще и важная составляющая развития территории, на которой производится большая добавленная стоимость. Можно предполагать, что объединенные территориальные общины будут мотивированными партнерами фермеров в создании объектов логистики и переработки, а значит, возможна реализация проектов с совместным финансированием.

Ограниченность финансовых ресурсов требует смещения мер поддержки в нефинансовую сферу. В частности, концепция предполагает упрощение предоставления и передачу фермерам в собственность сельхозземель. Но развитие фермерства требует также реализации тренинговых программ (как экономической, так и агротехнологической направленности), методической поддержки кооперации, помощи в сертификации продукции (в том числе создания собственных аккредитованных лабораторий), методической, правовой, логистической поддержки выхода на внешние рынки.

Таким образом, рекордный миллиард финподдержки украинского фермерства в госбюджете 2018 года, конечно, не принесет радикальных изменений. Но в совокупности с инструментами нефинансовой поддержки он мог бы запустить позитивный тренд системных изменений, которые в перспективе обеспечат формирование новой модели агропроизводства, способной оптимально реализовать уникальный природно-ресурсный потенциал Украины.

 

Читай нас у та
Адреса: https://agroreview.com/content/myllyard-dlya-ahro-proyzojdet-ly-deolyharhyzacyya-ahrosektora
Like
Цікаво
Подобається
Сумно
Нічого сказати